Номер корзины: 283-316
8 800 200 94 64  

Горка. История костюма.

Горка. История костюма.
15 октября 2016

Костюм горный специальный (горка)

Кто не слышал название «горка»? Она же костюм специальный для горных подразделений, костюм горный, костюм штормовой/штурмовой, «брезентуха», просто горный или горка, горка с индексами моделей №3, №4, №5, и т.д., а так же различные модели называемые горкой или выше перечисленными именами горного костюма, ныне производимые многими коммерческими компаниями. Всё это крепкий, надёжный, не продуваемый ветром и защищающий от влажной непогоды костюм, одинаково хорошо зарекомендовавший себя при проведении военных действий, прижившийся в горах, в лесах, в полях и городе, охоте, туристических походах, рыбалках и дачах. Изначально разработанная для военных целей, «горка» стала классическим костюмом и для активной повседневной деятельности.

История принятия на вооружение

Обычно, почему-то, принято считать, что горка была разработана и начала поступать в войска в 1981 году, и это было связано с 40-й общевойсковой армией, входившей в состав Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. К тому времени, учитывая уже накопленный опыт боевых действий в ДРА, были проведены изменения в оргштатной структуре 40-й ОА, когда по директиве ГШ № Д-0314/3/00655 в каждой мотострелковой бригаде и полку на базе штатных МСБ были созданы так называемые горно-стрелковые батальоны, в которых личный состав проходил специальную, и как правило, не слишком продолжительную, горную подготовку и получал соответствующее горное обмундирование и снаряжение.

Горка СССР

Однако, мало кто знает, что на самом деле официальное техническое задание на разработку «горки» (костюма горного специального), равно как и на разработку костюмов для подразделений специального назначения (так называемую «мабуту» в летнем и зимнем вариантах и некоторых иных специальных изделий), поступило примерно в 1973/1974 годах.

Это было обусловлено тем, что где-то в период середины 60-х годов прошлого века достаточно резко активизировались террористические организации, и прежде всего на Ближнем Востоке. Назревала острая необходимость создать специальные штатные структурные подразделения, способные решать задачи по борьбе с международным терроризмом, в том числе и на территориях СССР.

Взрыв левых движений, произошедший в 1968 году, вызвал к жизни многочисленные левацкие группировки в 60-70-ые года, стремящиеся использовать в революционной борьбе насилие. Идеологически террористы ориентировались на марксизм, маоизм, анархизм, троцкизм и другие левые доктрины.

На смену ультралевого терроризма 60-70-х гг. пришел этнический и религиозный терроризм. Эти виды терроризма получили развитие из-за ненормальных, нездоровых, несправедливых политических, социально-экономических, национальных и других отношений между государством и личностью, личностью и личностью. Они порождают желание с помощью насилия восстановить, по их мнению, справедливость, право, веру. (http://bibliofond.ru/) Ляхов Е.Г. Терроризм и межгосударственные отношения. М., 1991.

Серьёзным толчком для разных стран мира, в том числе и для СССР, к неотложному решению этого вопроса стал теракт, совершённый во время Олимпийских игр в Мюнхене в 1972 году членами террористической палестинской организации «Чёрный сентябрь», жертвами которого стали 11 членов израильской олимпийской сборной. Одна из следующих олимпиад должна была проводиться в Москве…

Если бы не этот факт, то русские, как обычно, «долго бы запрягали». Однако события в Мюнхене привели к тому, что 29 июля 1974 года Председателем КГБ при Совете Министров СССР Ю.В. Андроповым был подписан приказ №0089/ОВ об изменении в штатах 7-го управления и утверждении Положения о Группе «А» 5-го отдела управления. Набор в группу в основном осуществлялся из наиболее подготовленных оперативных сотрудников КГБ СССР и военнослужащих ВДВ МО СССР.

Создание этого подразделения высококлассных специалистов, потребовало не только разработки новых методик специального обучения, но и совершенно новых моделей вооружения и экипировки, обеспечивающих максимальную эффективность исполнения поставленных задач, а так как у КГБ СССР в подчинении находились погранвойска, с их структурными задачами, которые то же требовали специальной экипировки, и не смотря на то что «рабочие» отношения с ГРУ ГШ как всегда были осложнены активной внутренней конкуренцией – настал момент консолидации «задач и помыслов» в результате решения, которого, специальные подразделения, на разном уровне, и в разном географическом месте нахождения, смогли бы комфортно выполнять поставленные задач. Настал момент решения вопроса разработки штатной «Экипировки спецназа».

В свете единовременной консолидации разных, конкурирующих друг с другом ведомств, дополнительную помощь в разработке экипировки и снаряжения, всё таки, обеспечил и опыт частей и подразделений специального назначения, относящихся к Главному разведывательному управлению (ГРУ ГШ МО).

В 1970-80-е годы в министерстве обороны СССР насчитывалось до 13 бригад спецназа. Именно в этот период началась их, не афишировавшаяся, активная боевая работа в ряде горячих точек мира - в том числе в Анголе, Мозамбике, Эфиопии, Никарагуа, Кубе, Вьетнаме и др. Сильное присутствие спецназа было, естественно, и в ДРА, куда спецназ попал еще до начала ввода войск («мусульманский батальон», штурмовавший дворец Амина). В составе ограниченного советского контингента к 1985-му году в ДРА было развернуто восемь отрядов СпН, организационно сведенных в две бригады.

Уже начиная с 1975/1976 годов первые экспериментальные образцы «мабуты», горного костюма и некоторых других «специзделий» ограниченными партиями начали поступать на тестовые испытания в подразделения частей специального назначения ГШ, созданную группу «А» и некоторые оперативные группы Пограничных войск КГБ СССР.

В итоге, примерно к 1978/1979 году модель горного костюма приобрела более–менее завершённый вид, который мы видим, например, на фотографиях о войне в Афганистане.

Горка. Афганистан

А, к 1980/1981 годам снабжение горными костюмами (которые в своём составе дополнительно имели шерстяной свитер (вшывник) и такую же маску (горшок)) как самостоятельным видом экипировки начало принимать относительно массовый характер.

История создания

На просторах интернета можно встретить множество перекопированных текстов о том, что горный костюм СССР был переработанной репликой горного костюма подразделения немецких «егерей» времён великой отечественной войны, в конструкции которого прослеживаются следы Германских моделей М-40 и М-42.

М-40 и М-42

Или зимнего варианта:

Анорак. Зимний вариант

Уважаемые авторы, к сожалению, не задумываясь, что «нечто» не рождается из «ни чего», не пытаясь докопаться до исторических предистоков, формируют во всём интернет сообществе «историю» совершенно далёкую от истины.

В описании «горки» - костюма горных «егерей» повсеместно встречается слово «анорак» - это и есть ключевая точка в исторических изысканиях.

«Анорак» - это длинная, по колено, а за частую ещё ниже, куртка-«плащ», цельнокройная, как сзади, так и спереди, с большим капюшоном, в современном видении - сравнимая со спальным мешком с рукавами, представлявшая не что иное, как полевую одежду крайних народов севера Руси, а, позднее, СССР и России, (Якуты, Ханты, Манси, и т.д.) и Фино-угорских народностей западной Европы, то есть одежды народностей центрального и крайнего севера. Некоторые из этнических названий этой верхней одежды: Малица (в 80% шилась без капюшона), Гусь, Гош и т. д.

Малица

Малица

Германия (не обошлось здесь и без Финляндии), с её педантичностью, действительно одной из первых, примерно в 1935/1938-х годах, обобщила опыт построения этнической одежды для эксримальных ситуаций, в применении концепции покроя этой одежды, в нуждах обеспечения отдельных подразделений регулярных войск. Что, в условиях Великой Отечественной Войны, имело относительно массовый характер снабжения определённых родов войск (в основном «SS» и подразделения «горных егерей»). Но это было не первенство, а всего лишь оптимизация опыта предков к текущему времени.

Почему не мы?

В это время (с 1935 и почти по 1941 год) в СССР, в очередной раз, активно шла «чистка» партийного и «силового» аппарата.  Во время войны весь «опыт предков», лёжа на полках, пылясь, вызревал, дожидаясь своего часа. Эта материальная база, понемногу, пополнялась трофейными образцами вооружения и экипировки всех стран, регулярных подразделений, и «добровольческих» подразделений, всех народностей втянутых в ВОВ. Естественно, что трофейные образцы этнической одежды и более удобной и практичной формы (экипировки) регулярных войск противника, через тыловые и иные службы, после ВОВ, стали доступны, начиная от среднего, до высшего командного состава СССР. Именно после ВОВ в умах некоторых военных специалистов и начал зарождаться вопрос о профессиональной экипировке и специальном вооружении разных родов войск. К великому сожалению, результат решения этого вопроса начал обретать материальные черты только к 70/80-м годам уже прошлого столетия.

Почему куртка а не анорак?

Есть легенда что при приёмке горного костюма государственной комиссией (а это люди высоких должностей и как правило преклонного возраста) некто поднял вопрос о том что при оказании медицинской помощи при ранении куртка-анорак горного костюма имеющая одну или несколько дырок во многих случаях разрезалась бы и приходила в полную негодность, а просто куртку можно было бы расстегнуть, в последствии отстирать, заштопать и воевать в ней дальше. И не смотря на усложнение конструкции, а значит и стоимости производства именно этот вариант и был принят на вооружение.

Вернуться к новостям
Товары к этой новости
Ваш город - Москва,
угадали?
Перейти на мобильную версию сайта
Да, перейти Остаться на основной версии